Древний Китай в исторических анекдотах и преданиях

Просмотров: 1812Комментарии: 0
Интересное

Путь вещей

В трактате "Хуай нань-цзы", созданном в середине II века до Р.Х., говорится:

"Даже если великие силачи попытаются вести буйвола за хвост, они не смогут это сделать, ибо будут идти наперекор пути вещей. Но если проткнуть ноздри буйвола хотя бы веточкой тутовника, то даже маленький мальчик сможет провести буйвола через всю страну, ибо он будет следовать пути вещей. Поскольку мы пользуемся свойствами воды, мы можем с помощью одного весла управлять лодкой. Поскольку государь управляет народом посредством силы самих вещей, его указы и распоряжения немедленно исполняются".

О Ле-цзы

Чжуан-цзы сказал:

"Ле-цзы был великий мастер ездить верхом на шести ветрах, он проводил в странствиях десять и ещё пять дней и совсем не думал о собственном благополучии. Но хотя он умел летать, он всё же не мог обойтись без опоры. А вот если бы он мог оседлать истину Неба и Земли, править всеми переменами мироздания и странствовать в беспредельном, то не нуждался бы ни в какой опоре.

Поэтому говорится:
"Мудрый человек не имеет ничего своего. Божественный человек не имеет заслуг. Духовный человек не имеет имени".

Суть и смысл ритуала

В конфуцианском каноне можно найти разъяснение смысла ритуала:

"Ритуал имеет своим истоком великое единство, которое, разделяясь, образует Небо и Землю, а в своем круговращении порождает четыре времени года. Ритуал даётся от Неба, но в действии своем следует Земле, распространяется повсюду, сообразуется со всеми вещами и явлениями, а в превращениях своих содружествует с временами года. Исполнение ритуала есть основа основ человеческой жизни. Ритуал наставляет в преданности и совершенствует в любви, укрепляет союз плоти и кожи, даёт излиться чувствам людей. Только величайшие мудрецы понимают, что ритуал никогда не прерывается..."

Об управлении народом

В трактате "Дао-дэ цзин" написано:

"Нужно сделать государство маленьким, а народ редким.

Даже если имеется много орудий, не надо их употреблять.

Нужно сделать так, чтобы народ не странствовал далеко до конца своей жизни.

Даже если имеются лодки и колесницы, не надо их употреблять.

Даже если имеются вооруженные войска, не надо их выставлять.

Надо сделать так, чтобы народ снова начал плести узелки и употреблять их вместо письма.

Надо сделать вкусным его питание, прекрасным его одеяние, устроить ему спокойное жилище, сделать весёлой его жизнь".

О кровной мести

В эпоху Хань в Китае был очень популярен обычай кровной мести, что сильно беспокоило власти страны. Вот примеры из книги Хоу Хань шу:

"Некто Су Бувэй прорыл подземный ход к дому убийцы своего отца и, не застав обидчика на месте, зарубил его жену и ребенка без ущерба для собственной репутации".

"Ян Цю, отпрыск влиятельного в округе семейства, убил служащего, оскорбившего его мать, сжёг дом обидчика и не только не понёс наказания, но, напротив, снискал себе славу и сделал быструю карьеру".

Цивилизация для варваров

Империя Хань, как и все империи, стремилась к расширению и на этом пути китайцы постоянно сталкивались с варварами. Расширялась империя и в юго-западном направлении, но магнаты этой части страны нашли простой способ подчинить варваров своей власти:

"Поскольку многие варвары были жестоки, злобны и неучтивы, богатые люди из больших фамилий приказали выдать дурным варварам золото и ткани и пригласили их служить в домашней страже. Так варвары стали любить драгоценности и постепенно покорились власти Хань".

Правитель Фань Чжун

В эпоху Хань правителем области Наньян стал человек по имени Фань Чжун. Он происходил из незнатного семейства, а его предки занимались земледелием и торговлей. Разбогатев, Фань Чжун заказал себе панегирик, в котором его предкам, "выдающейся фамилии округи", уделялось всего несколько слов, а деятельность самого правителя описывалась следующим образом:

"Чжун по натуре был мягок и добр. [В его семье] держались правила владеть имуществом совместно тремя поколениями. Дети утром и вечером выражали свое почтение старшему, словно в государственной управе. Чжун управлял хозяйством так, что ничего не оставалось неиспользованным. Рабам он дал подходящую для каждого работу. Поэтому он смог добиться, чтобы высшие и низшие усердно трудились, а доходы умножались с каждым годом. Распахав новь, он расширил свои земельные владения от трёхсот с лишним цинов. Все построенные им здания имели двойные залы и высокие покои. Были у него озёра и оросительные каналы, рыбные пруды и выгоны для скота. В чём бы ни возникла нужда, всего появлялось в достатке. Как-то он захотел изготовлять домашнюю утварь и сначала насадил катальпу и лаковое дерево. Люди насмехались над ним, но через несколько лет он извлек большую пользу из сделанного. Тогда [все насмешники] пришли к нему с извинениями. Богатство его выросло до 100 млн. монет. Он облагодетельствовал родственников и распространил милость на жителей округи. Сыновья его дочери, братья из рода Хэ, поспорили из-за имущества. [Фань Чжун] стыдясь этого, подарил им два цина земли, чтобы уладить ссору. В уезде восхищались им и выдвинули на должность саньлао".

Этот панегирик был полностью включён в посмертную биографию Фань Чжуна, в которой также сообщались некоторые удивительные вещи, например:

"[Фань Чжун] ссудил людям много миллионов [монет], а перед смертью велел сжечь долговые расписки. Услыхав про это, все должники устыдились и наперебой ринулись к дому Фаней, чтобы рассчитаться".

Напоминание

Сестра императора Нуан У-ди однажды в шутку напомнила своему брату:

"Когда ты был простолюдином, ты прятал беглых преступников, и чиновники не смели приблизиться к твоему дому".

Слова, слова...

Бай-гун однажды спросил Конфуция:

"Можно ли говорить намёками?"

Конфуций ответил:

"Почему же нельзя? Кто знает, что значат слова? Тот же, кто знает, говорит без слов".

Что легче всего рисовать?

При дворе вана [правителя] царства Ци (722-221 гг. до Р.Х.) жил некий художник. Однажды ван спросил художника:

"Что труднее всего рисовать?"

Художник ответил:

"Собак и лошадей?"

Ван продолжил свои вопросы:

"А что легче всего?"

Художник ответил не задумываясь:

"Бесов и души умерших. Ведь собаки и лошади людям известны, с утра до вечера они перед глазами, поэтому здесь нельзя ошибиться, а значит, и рисовать их труднее. Бесы же и души умерших не имеют телесных форм, недоступны взору – поэтому и рисовать их легко".

Образцовый клан

В III веке до Р.Х. в Китае прославился клан Жэнь, члены которого придерживались следующих правил:

"То, что не было получено с собственных полей и от своих домашних животных, нельзя было употреблять в качестве пищи и одежды. До окончания общих работ никто не мог пить вино и есть мясо. Поэтому [клан Жэнь] слыл образцом для всей округи".

Работа как семья

Во II веке до Р.Х. чиновник одной из провинциальных управ по имени Ян Юн был недоволен вмешательством начальника в его дела. Уподобив канцелярию семье, Ян Юн рассуждал так:

"Если глава семьи позволит каждому делать положенное ему – слугам пахать землю, служанкам носить хворост, петухам будить по утрам, собакам отпугивать воров, буйволам носить грузы, лошадям скакать по дорогам, - то, не утомляя себя, он добьётся полного порядка. Если же он лично возьмётся за все дела, воцарится хаос, и он утратит положение главы семьи".

Божественный земледелец

Шэньнун (Божественный земледелец) является одним из трёх первых легендарных правителей Китая. Он также известен под именами Яньди (огненный император) и Яован (царь лекарств). Вот отрывок о его деятельности, правда, из трактата II века до Р.Х. "Хуай Нань-цзы":

"В древности, когда миром правил царь Шэньнун, его дух не был в разладе с его телом, его знание не выходило за пределы четырех сторон света, и он пестовал в себе доброту и искренность сердца. Сладкие дожди выпадали в урочное время, повсюду пышно произрастали хлеба. Весной они шли в рост, летом наливались соком, осенью созревали, зимой хранились в закромах. Каждый месяц проводился учёт, каждый сезон составлялась сводка, а в конце года подавался доклад о достижениях, и на его основании приносились обильные жертвы...

Грозное присутствие царя ощущалось всюду, но никто не восставал против него. Существовали наказания, но не было нужды применять их. Законы были малочисленны и мягки...

Шэньнун попробовал на вкус все растения и подземные воды, а потом научил людей, какими из них можно питаться, а какими нет. В те времена Шэньнун каждый день определял до семи десятков ядовитых трав".

Шэньнун отравлялся каждым из растительных ядов, но всякий раз оживал благодаря своему магическому искусству.

Шэньнун считается основоположником китайской фармакологии, ему же приписывается открытие целебных свойств чая. Кроме того, Шэньнун изобрёл плуг и иглоукалывание.

Но всё магическое искусство Шэньнуна оказалось бессильным, когда он проглотил тысяченожку: каждая ножка проглоченного животного превратилась в прожорливого червя, которые и погубили Божественного земледельца.

Умение править народом

В книге "Дао-дэ цзин", приписываемой легендарному философу Ле-цзы (V век до Р.Х.), говорится:

"В древности умевший служить Дао не просвещал народ, а делал его глупым. Трудно управлять народом, когда у него много знаний. Поэтому управление страной при помощи знаний враг страны, а без их применения счастье страны. Кто знает эти две вещи, тот становится примером для других. Знание этого примера есть знание глубочайшего дэ. Глубочайшее дэ, оно и глубоко и далеко. Оно противоположно всем существам. Следуя за ним, достигнешь великого благополучия".

Судя по тому, что происходит в нашей стране, наши правители хорошо изучили китайскую философию. Телевидение, радио, интернет и печатное слово России прекрасно справляются с оглуплением собственного народа. Доказательства? Достаточно просмотреть программу телевидения на неделю или взглянуть на полки книжных магазинов.

Упадок Империи

Китайский историк Цуй Ши следующими словами описывает положение в Империи незадолго до падения династии Хань:

"Высшие семьи накапливают миллионные богатства, приобретают земельные владения, не уступающие пожалованиям удельной знати. Они дают взятки, чтобы заставить власти поступить несправедливо, держат у себя телохранителей, чтобы запугивать простой народ. Они убивают невинных и хвастаются, что никто из их людей не был казнен, как преступник, на рыночной площади. Так они живут, а после смерти пользуются почестями, как государи.

Посему люди низших дворов в страхе топчутся, не зная, куда ступить.

Отцы и дети, склонив головы, рабски прислуживают богатеям и приводят к ним в услужение жён и детей. Оттого богатеи, всего имея в избытке, день ото дня становятся ещё богаче. Бедняки, не имея необходимого, с каждым годом беднеют. Из поколения в поколение они живут, словно пленники, и всё же не имеют достаточно пищи и одежды. При жизни они изнемогают от непосильного труда, после смерти их постигает несчастье остаться непогребёнными. Если случится небольшой недород, им приходится идти по миру, хоронясь в придорожных канавах, продавать жён и детей. Никакими словами не высказать, что значит не иметь никакой радости в жизни!"

Начало восстания "краснобровых"

В уезде Хайцюэ провинции Ланъе однажды за какой-то проступок казнили одного мелкого чиновника. Власти явно погорячились! Как пишет историк Фань Е (398-445), его матушка Люй

"жила зажиточно, владела состоянием в несколько миллионов монет. Она наготовила угощения и вина, купила оружие и одежду, и молодцам, приходившим воспользоваться ее щедротами, давала всего в избытке. Тем, кто нуждался, она тут же давала одежду, не спрашивая, много ли требуется".

Через некоторое время всё состояние матушки Люй было потрачено на эти цели. Тогда она попросила молодцов, которые долго пользовались её щедротами, отомстить за своего казнённого сына. Просьба матушки Люй была вскоре исполнена. Так, по мнению Фань Е, в 17 году началось известное в Китае восстание "краснобровых", охватившее почти всю страну и длившееся десять лет.

Стрела Лу Линя

Правитель царства Янь послал своего полководца против царства Ци, и тому удалось захватить в нём город Ляочэн. Тем временем, при дворе Янь полководца оклеветали, и он побоялся вернуться на родину.

Полководец укрепился в Ляочэне и отбивал атаки цисцев. Некий Лу Линь послал в осажденный город стрелу с привязанным письмом, в котором полководцу предлагалось вернуться в Янь, но полководец справедливо сомневался в искренности этого письма. Сдаться цисцам полководец не мог – это был бы величайший позор; вернуться в Янь он также не мог – казнят. Раз его всё равно ожидает смерть, то яньский полководец покончил с собой.

Так «стрела Лу Линя» вошла в круг понятий образованного человека.

Жена полководца Цинь Цзя

Ханьский полководец Цинь Цзя послал из похода своей жене подарок - бронзовое зеркало в виде свернувшегося дракона. В сопроводительном письме он советовал жене, как чистить зеркало, чтобы отражение было ясным. Любящая жена ответила, что ей незачем наводить красоту до возвращения мужа из похода.

Красавица Ван Чжаоцзюнь (Мин-фэй)

У китайских поэтов очень популярной была история о судьбе красавицы Ван Чжаоцзюнь (другое имя Мин-фэй).

Это было во времена ханьского императора Юань-ди (48-32 гг. до Р.Х.). Со всех концов Поднебесной во дворец правителя свозили красавиц. Император велел придворному художнику Мао Яньшоу писать портреты всех девушек, так как только самые красивые из них могли надеяться на благосклонность правителя. Многие девушки подносили художнику богатые подарки, чтобы оказаться в числе избранных.

Среди всех привезённых девушек Ван Чжаоцзюнь выделялась своей красотой, но гордость не позволила девушке дать взятку художнику, и тот изобразил её уродиной.

Империя Хань в те времена часто воевала с кочевниками и не всегда удачно, так как могущество империи угасало. После одной из неудачных войн с кочевниками сюнну был заключён мир, и один из пунктов договора предполагал женитьбу вождя кочевников на одной из императорских наложниц.

Юань-ди потребовал портреты всех красавиц и выбрал самую уродливую из них, которой оказалась Ван Чжаоцзюнь. При обмене дарами с послами кочевников император впервые увидел Ван Чжаоцзюнь и был покорён её красотой, но не посмел нарушить мирный договор.

Долгие годы провела Ван Чжаоцзюнь вдали от родины, тоскуя по родному дому.

Этот сюжет вдохновлял таких поэтов как Юй Синь, Бао Чжао, Цуй Гоффу, Ли Бо и Бо Цзюйи.

Сон У-дина

Однажды У-дин (1324-1265 гг. до Р.Х.), правитель государства Инь, увидел во сне очень мудрого человека. Проснувшись, правитель решил отправиться на поиски этого мудреца. После долгих поисков правитель оказался в местности Фуян, куда ссылали на каторжные работы государственных преступников, носивших красные одежды. Там-то У-дин и встретил Фу Юэ, мудреца, которого он видел во сне. У-дин после долгих бесед убедился в мудрости Фу Юэ и сделал его своим советником, после чего успехи всегда сопутствовали У-дину во всех его государственных делах.

Советник-рыбак

Правитель Чжоу Вэнь-ван во время охоты встретил на берегу реки Вэйчуань старика Люй Шана, ловившего рыбу. Вэнь-ван вступил в беседу с Люй Шанем и поразился его обширным знаниям и глубокой мудрости. Он пригласил Люй Шаня к своему двору и назначил наставником своего сына У-вана. Позднее благодаря советам Люй Шаня У-ван одержал победу над воинами государства Инь в битве на реке Муе.

Советник И Чжи

Основатель государства Инь Чэн Тан трижды приглашал к себе И Чжи, прежде чем тот решился оставить земледелие и согласился стать советником правителя. За свою мудрость И Чжи пользовался огромным уважением в государстве и после смерти Чэн Тана он стал первым министром и у следующего правителя Тай-цзя. Однако Тай-цзя проявил себя жестоким, бесчеловечным и лишенным добродетели правителем. Благодаря своему авторитету И Чжи смог отправить Тай-цзя в ссылку в местность Тунгун.

Три года И Чжи управлял государством вместо правителя и принимал на аудиенциях правителей соседних государств. В ссылке Тай-цзя раскаялся в своих ошибках и обратился к добру. Тогда И Чжи вернул Тай-цзя в столицу и передал ему бразды правления государством.

Конец царства Лян

В 502 году правителем царства Лян стал Сяо Янь. Казалось, что государство Лян достигло вершины своего могущества: внешние враги ему не угрожали, население благоденствовало. В таких условиях правитель Сяо Янь окружил себя видными поэтами, художниками и философами. Правителю казалось, что богатства его царства неисчерпаемы, и он начал расходовать огромные средства на строительство буддийских храмов и монастырей. Их в одной только столице было сооружено более пятисот.

Поскольку деньги на эти стройки выжимались из населения, то крестьянство стало беднеть и разоряться, а в государстве стало множиться число бродяг и разбойников.

В этих условиях при дворе Сяо Яня в 548 году нашел прибежище полководец из северных стран по имени Хоу Цзин. Он был обласкан правителем, втерся к нему в доверие, а потом в какой-то момент, по словам поэта Юй Синя, "волк сбросил свою овечью шкуру" и отблагодарил своего покровителя, подняв мятеж.

Голодная армия бездействовала, а мятежники захватили столицу Цзянье и разграбили ее. Правитель Сяо Янь оказался пленником в своем разграбленном дворце и вскоре умер.

Уцелевшие сановники бежали в Цзинлинь к тамошнему правителю Сяо И, который стал новым царем государства Лян. Сяо И сумел организовать борьбу с мятежником и в 552 году разбил войска Хоу Цзина. Три дня отрубленная голова Хоу Цзина торчала на воткнутом в землю копье, а потом ее покрыли лаком и выставили во дворце в качестве трофея.

Но в это время армия государства Западное Вэй напала на обессиленное царство Лян, захватила новую столицу Цзинлинь, убила правителя Сяо И и увела в плен сто тысяч жителей.

Так прекратило свое существование могущественное царство Лян.

Лу Чун и госпожа Цуй

Эта история взята из книги Гань Бао "О поисках духов".

К западу от дома Лу Чуна находилась могила Цуй Шаофу. Однажды Лу Чун на охоте увидел прекрасного оленя, выстрелил в него из лука, но раненый олень внезапно исчез. Разыскивая раненое животное, Лу Чун оказался у дома Шаофу. Хозяин предложил Лу Чуну стать мужем его дочери. Три дня и три ночи провел Лу Чун с госпожой Цуй, а на четвертый день Шаофу снарядил повозку и велел Лу Чуну возвращаться домой.

Через четыре года Лу Чун возле реки внезапно увидел госпожу Цуй с ребенком на руках, которая передала мальчика нашему герою. Это был их сын. Вместе с ребенком женщина вручила Лу Чуну драгоценный браслет и свиток со стихами, а потом внезапно исчезла.

Через некоторое время Лу Чун взял браслет и отправился с ним на рынок, где надеялся что-нибудь узнать об этой странной встрече. Одна женщина увидала браслет и рассказала Лу Чуну, что она некогда была женой Шаофу, что их дочь рано умерла, и этот браслет был положен в ее могилу.

Братья Бо-и и Шу-ци

После смерти правителя царства Инь его сыновья, Бо-и и Шу-ци, отказались от престола, покинули государство и поступили на службу к правителю царства Чжоу.

Через некоторое время правитель Чжоу собрался идти походом на Инь, братья пытались уговорить его отказаться от такого намерения, но тщетно.

Когда Чжоу захватило Инь, Бо-и и Шу-ци устыдились того, что служат тому, кто погубил их родину. Они удалились в горы, где и умерли от голода.

Лисья шуба

У правителя Мэнчана была белая лисья шуба, равной которой не было во всей Поднебесной. Она досталась ему в наследство от отца и вызывала завить многих людей, но однажды эта шуба спасла ему жизнь.

Правитель Цинь по какой-то причине решил казнить правителя Мэнчана, и бежать из тюрьмы не было никакой возможности. В этот момент любимая наложница правителя Цинь сказала, что могла бы сохранить жизнь правителю Мэнчана, замолвив за него несколько слов правителю Цинь, если тот подарит ей свою знаменитую шубу.

Наложница, разумеется, получила эту шубу - так спасся правитель Мэнчана.

Пара коней

Рядом с предыдущей историей часто вспоминают о правителе Тана, который отказался расстаться со своими верными друзьями – парой прекрасных белых коней – даже ради собственного спасения.

Поговорка

У китайцев есть такая поговорка (строка из народной песни):

"Кто сгибается крючком, становится князем, кто прям, как тетива, подыхает в канаве".

Сянжу и драгоценная яшма

В сокровищнице государства Чжао хранилась бесценная яшма, которая вызывала зависть у правителей других государств. Особенно хотел завладеть этой яшмой правитель Цинь, который пообещал отдать за нее пятнадцать городов. Все знали о коварстве и жестокости правителя Цинь, но это было самое могущественное государство, и правитель Чжао не отважился отклонить предложение правителя Цинь.

В качестве посла к правителю Цинь отправили с драгоценной яшмой Линь Сянжу. Прибыв на место, Сянжу быстро понял, что его правителя обманули, и никаких городов он не получит. Тогда он попросил еще раз дать ему эту яшму, чтобы указать правителю Цинь на один незначительный и незаметный дефект.

Завладев яшмой, Сянжу бросился к каменной колонне и заявил, что разобьет драгоценную яшму, а затем и свою голову, о колонну, если к нему кто-нибудь приблизится. Взгляд Сянжу был так страшен, что никто не сомневался в том, что он сдержит свое слово. В конце концов, Сянжу удачно завершил порученное ему дело.

Ловкий Маосуй

Правитель (Пиньюаньцзюнь) царства Чжао отправился на юг в царство Чу, чтобы заключить союз. Переговоры затянулись, так как стороны не могли прийти к взаимовыгодному соглашению. В какой-то момент некий Маосуй из свиты правителя Чжао вбежал в дворцовый зал с жертвенным блюдом в руках, взбежал по лестнице и сумел несколькими словами убедить чуского правителя в необходимости заключения этого союза. Сразу же на ритуальном сосуде жертвенной кровью этот договор был скреплен при исполнении всех положенных церемоний.

Молитвы Шэнь Баодина

Когда войска царства У напали на столицу царства Чу, Шэнь Баодин сразу же отправился в соседнее царство Цинь за подмогой. Баодин шел семь дней и ночей, а потом он три дня вымаливал помощь, разбив себе голову в земных поклонах. В конце концов, правитель Цинь направил помощь к осажденной столице царства Чу.

Лу Цзи в плену

Лу Цзи был знаменитым поэтом и полководцем в царстве У. Случилось так, что в одном сражении его войска потерпели поражение, Лу Цзи попал в плен и был приговорен к смертной казни. Перед казнью Лу Цзи печально вздыхал о том, что перед смертью вдали от родины он не услышит, как курлычут хуатинские журавли.

Череп Чжи Бо

В период "Борющихся царств" государства Хань и Чжао заключили союз против полководца Чжи Бо. Ненависть союзников была так велика, что когда Чжи Бо пал в бою, из его черепа враги сделали чашу для вина.

Радость Лу Цзя

Лу Цзя был советником Хань-вана. Он обладал блестящими политическими и ораторскими способностями, которые принесли ему всеобщую славу и влияние. Но самую большую радость Лу Цзя испытал, когда у него родился сын. "Радость Лу Цзя" даже вошла в китайскую поговорку.

По случаю рождения сына китайцы на стене своего дома вывешивали лук и стрелы – благожелательные символы мужества и силы.

Младенец Ли Минь

У Цзя Чуна из царства Цзинь была очень ревнивая и злая жена. Она заподозрила, что ее муж проявляет чрезмерную нежность к кормилице их сына Ли Миня. В порыве гнева госпожа плетью до смерти забила кормилицу. Младенец Ли Минь отказался от еды, все время плакал и через день умер.

Эта история позволила поэту Юй Синю вставить в одну из своих од такую строку:

"Ли Минь навсегда ушел".

Этот намек должен был быть понятен каждому образованному читателю в Китае.

Перевоплощение Чжан Хэна

В царстве Восточная Хань родился мальчик Чжан Хэн, который умер в возрасте шести лет. Второй ребенок его матери был так похож на первого, что все считали его перевоплощением Чжан Хэна.

Поэт Жуань Цзи

Китайский поэт Жуань Цзи (210-263) был, в нашем понимании, алкашем, и государственная служба его нисколько не волновала. Поэт много раз отказывался или уклонялся от назначения на различные выгодные и высокопоставленные посты, не пользовался для продвижения по службе покровительством влиятельных родственников и друзей. Но однажды он пренебрег своим правилом: Жуань Цзи узнал, что в одном маленьком селении находятся погреба с огромными запасами вина. Тогда поэт напросился в этот городок на самую незначительную должность, а там он полностью игнорировал службу и целые дни проводил за чаркой вина. Местные жители дали ему прозвище "бубин" - пехотинец.

Сяньбиец Хэ Дигань

В V веке сяньбиец Хэ Дигань был отправлен послом в государство Лян. На этой должности он овладел китайским языком, затем изучил трактаты китайских мудрецов и со временем стал манерами и образом жизни напоминать типичного китайского конфуцианца. Когда по окончании своей миссии Хэ Дигань в таком виде предстал перед своим правителем, тот так разгневался, что велел казнить переродившегося в китайца посланника.

Герой Цзин Кэ

Некий Цзин Кэ прибыл в небольшое княжество Ян. На рыночной площади главного города он пил вино, а напившись, стал лить пьяные слезы и жаловаться на то, что его дарования никем не признаны и не находят должного применения.

В это время правитель царства Цинь, будущий император Цинь Шихуанди, собирался захватить княжество Ян. Воевать с Цинь сил у Ян не было, и страну могло спасти только убийство правителя Цинь. Вот для осуществления этой мисси и было решено использовать Цзин Кэ.

Он был отправлен ко двору Цинь в качестве посланника с дарами и картой новых царств, которые стоило бы завоевать Цинь, а при вручении даров Цзин Кэ должен был убить правителя Цинь.

Переправляясь через пограничную реку Ишуй, Цзин Кэ напевал песню со словами "Храбрый муж не вернулся".

Но что-то там не сложилось у героя, телохранители схватили его во время вручения даров, а потом по распоряжению правителя Шихуанди он был казнен. Существует множество версий того, как был схвачен и казнен Цзин Кэ, но в глазах китайцев он в любом случае остается героем.

"Крик петуха"

Сян Юй (232-202 гг. до Р.Х.), правитель Западного Чу, прославился своим бесстрашием и жестокостью. В битве у стен Гайся в 202 г. до Р.Х. его войска не могли добиться успеха. В какой-то момент Сян Юю показалось, что его войска окружены, а когда из стана противников раздалась чуская песня "Крик петуха", он решил, что войска ему изменили, и покончил жизнь самоубийством.

Песни Чжуан Си

Чжуан Си был уроженцем княжества Юэ, но волею судьбы он оказался на службе у правителя царства Чу. Через некоторое время он был назначен на высокую должность и окружен всяческим почетом. Однако Чжуан Си не мог забыть свою родину и мысли он ней не давали ему покоя. Вскоре он заболел, а врачам правителя никак не удавалось его вылечить.

Наконец один мудрец посоветовал подслушать, какие песни напевает Чжуан Си: если мелодии чуские, то он тоскует о доме, и излечить его можно; если же мелодии юэские, то излечить Чжуан Си будет очень трудно.

Посланные люди вскоре доложили правителю, что Чжуан Си напевает песни Юэ.

Слёзы Ло Сяня

Ло Сянь, полководец княжества Шу, охранял город Юнъаньчен, когда узнал о трагической гибели наследника престола Лю Шаня. Он привел своих подчиненных в столицу и три дня проливал слезы.

Сановник Фу Се

Фу Се был высокопоставленным сановником Восточной Хань. По каким-то причинам ему не разрешили жить в столице и назначили на должность тайшоу (начальник провинции) города Ханьян. Вскоре город осадили враги, помощи от правителя не поступало, и силы стали покидать осажденных.

Тогда сын Фу Се стал убеждать отца покинуть Ханьян и вернуться в столицу. Отец печально ответил:

"Беды и несчастья не воспитывают великодушие, но порождают стремление избежать трудностей".

Фу Се не послушался советов сына и до конца оставался в осажденном городе.

Фэн И у дерева

Фэн И был полководцем Восточной Хань. Он одержал множество побед, но после одного поражения правитель отстранил его от командования войсками. В последующие годы Фэн И часто сидел у ствола огромного дерева, вспоминая боевые походы; в истории из-за этого он получил прозвище "Большое дерево".

Источник: abhoc.com


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question


Комментарий будет опубликован после проверки

     

  

(обязательно)