Эдисон

Это интересно. Лже-изобретатели укравшие идею

  • Александр Флеминг (Alexander Fleming)
  • Многие вспоминают имя Александра Флеминга когда говорят о пенициллине. Небольшая история о том, как все было. Давно, еще в раннем детстве отец Флеминга дал клятву, что его сын получит хорошее образование. И действительно Флеминг успешно окончил медицинскую школу и сумел открыть лечебную силу пенициллина, который в свое время спас жизнь Уинстону Черчиллю, когда тот был болен пневмонией. Но не все так просто. Ведь на самом деле Черчилля не лечили пенициллином, а Флеминг не был тем человеком, который открыл пенициллин. Он был просто «воришкой».

    Кто же на самом деле открыл пенициллин?

    Это трудно сказать, но задолго до Флеминга, племена в Северной Африке использовали пенициллин. В 1897 году Эрнест Дучесне (Ernest Duchesne) использовал плесень penicillum glaucoma для лечения тифа у морских свинок. В истории науки это, наверное, самые бесполезные исследования, но все равно они могли подтвердить лечебные свойства пенициллина. В то время другие ученые не восприняли его исследования всерьез. Патента он никогда не получал. А умер Дучесне через 10 лет именно от той болезни, которую можно было вылечить с помощью пенициллина.

    Даже когда много позднее, Флеминг случайно открыл пенициллин, он и не думал, что этот препарат может действительно кому-нибудь помочь, поэтому прекратил все свои исследования. Другие ученые занялись его разработкой – Говард Флори (Howard Florey), Норман Хитли (Norman Heatley),Эндрю Мойер ( Andrew Moyer) и Эрнст Чейн (Ernst Chain), благодаря им пенициллин приобрел ту форму, в которой применяется сейчас. Далее...

Знаменитые инноваторы — непойманные воры. Топ 5

Мы знаем много и достаточно об этих гениях — кто из высшей, кто со средней школы. Те, кто прогуливал уроки и спал на лекциях — тоже знакомы с ними, ибо уж слишком эти имена громки. Сайт Необычно Точка Ком — ваш новый, лёгкий университет, и с его страниц мы узнаем не только о блаженных анатомических дизайнах, да о проклятых местах планеты, третьей от Солнца. Необычный сайт развлекающе помогает нам превратить белые пятна образования в радуги, а темные углы — в светлые храмы эрудиции. Сегодня мы поведаем о великих людях, которые были не первыми в своем особенном величии, но таковыми считаются. Плагиат — он ведь не только в литературе бал правит и баллы набирает.

Грубо говоря: почти всякий феноменальный изобретатель — это в некоем роде воришка, по которому не плачет тюрьма, разве что руандийская.

  1. Галилео Галилей
  2. Гал-Гал, как его именуют за глаза в научных кругах Запада, был итальянским астрономом, физиком и математиком. Спроси любого хорошиста-студента из приличного вуза, чем обязан технический мир синьору Галилею, ответ наверняка будет: «телескопом».

    Но Галилео не изобретал телескоп, вот в чем проблемка-то.

    В начале 17-го века никто так пристально не смотрел на звезды, как голландец по имени Ганс Липперсгей. В 1608 году, оперируя двумя линзами и полой трубкой, Липперсгей изобрел первый в мире телескоп и попытался его запатентовать. Но изобретателю было отказано, причину отворота история для нас не сохранила. Далее...

10 великих двоечников

Твоему вниманию предлагается в высшей степени антипедагогическая статья о том, что быть двоечником - не стыдно, а иногда и почетно. Доказательство - десять гениев-двоечников. Только не показывай это своей учительнице. И вообще положи на место папин журнал!

  1. Уинстон Черчилль
  2. Открывает нашу галерею случай классический и закоренелый. Шалопай Уинстон, старший сын аристократических родителей, испытывал неприязнь к процессу образования с самого юного возраста. В своих мемуарах он вспоминал: «Впервые образование предстало передо мной в виде зловещей фигуры гувернантки, появление которой было анонсировано заранее. К этому дню надлежало тщательно подготовиться посредством изучения книги «Чтение без слез» (в моем случае название явно не сработало). Каждый день мы с моей няней в муках продирались сквозь книгу, причем я находил этот процесс не только ужасно утомительным, но и абсолютно бесполезным. Мы так и не добрались до конца, когда роковой час пробил и гувернантка появилась на пороге детской. Помнится, я сделал то, что до меня в схожих обстоятельствах делали сотни угнетенных страдальцев: ушел в бега». В девять лет образование окончательно настигло нашего героя: он был определен в частную школу св. Георга в Аскоте. Вот там упрямый мальчишка по-настоящему понял (причем не столько умом, сколько иными, менее благородными частями тела) почем фунт лиха в системе английского образования. Двоечников в Аскоте били регулярно и от души, а Уинстон стабильно находился в хвосте класса. Не то чтобы он был безнадежно туп: учителя регулярно находили его в каком-нибудь укромном уголке с книжкой не по возрасту. Однако учить уроки, работать на занятиях и вообще хоть как-то стараться Черчилль категорически отказывался. Спустя два года с начала занятий лорд Уинстон продемонстрировал практически нулевой прогресс на экзаменах, и родители забрали его домой. Впрочем, ненадолго. В тринадцать лет страдальца снова отдали в частную среднюю школу Хэрроу. К этому времени он уже кое-как научился имитировать процесс сдачи экзаменов, так что двойки сменились тройками. Однако Черчилля по-прежнему считали одним из самых слабых учеников: его вместе с остальными «тупицами» в классе даже отстранили от изучения латыни и древнегреческого, назначив вместо этого дополнительные занятия по родному языку. Учитывая, что двоечник Уинстон впоследствии получил Нобелевку по литературе, они, кажется, пошли на пользу. Далее...